Бесплатная консультация юриста:
8 (800) 500-27-29 (доб. 553)
СПб и Лен. область:Санкт-Петербург и область:
+7 (812) 426-14-07 (доб. 318)
Москва и МО:
+7 (499) 653-60-72 (доб. 296)
Получить консультацию

Пример который соответствует статье 171 уголовного кодекса рф

Ключевые понятия

Для лучшего понимания механизма, как преследует контрафакт УК РФ, целесообразно начать с основных понятий:

  1. Акцизный сбор – вид налогового сбора, которым облагаются монопольные товары с высокой степенью рентабельности.
  2. Для маркировки продуктов, облагаемых акцизом, используются акцизные марки.
  3. Специальные марки свидетельствует о легальности происхождения продукта.
  4. Знак соответствия – ещё одна разновидность маркировки, которая подтверждает, что приобретаемое изделие соответствует требуемым стандартам.

Изготовление и использование поддельных марок и знаков преследуется уголовным законом. От уплаты акцизного сбора освобождены товары, реализуемые в магазинах Duty free.

Диспозиция рассматриваемой правовой нормы не называет конкретных признаков злодеяния, а отсылает для их установления к другим нормативно-правовым актам.

В рамках кодекса об административных правонарушениях предусмотрено наказание за те же деяния по ст. 15.12 КоАП. Различие между административным проступком и уголовным правонарушением заключается в размерах нанесённого ущерба.

Предметом правонарушения выступает весь ассортимент, который подлежит обязательной маркировке. Сюда же относится алкогольная и табачная продукция, ювелирные украшения, драгоценные камни, некоторые виды сырья и другое. Наличие акцизной марки на упаковке даёт гарантию покупателю в легальности его происхождения. Акцизами в нашей стране облагается только определённая группа товаров – это спиртное с процентом содержания этилового спирта свыше 9%, табак. Кроме того, импорт, завозимый из стран СНГ, маркируется знаком соответствия, который означает, что продукция соответствует требуемым стандартам качества.

Объективная сторона правонарушения имеет несколько форм выражения. Например, производство контрафакта, его приобретение, реализация или сбыт, а также транспортировка.

Часто трудности с квалификацией состава преступления возникают при определении субъективной стороны, при доказательстве умысла. Вместе с тем умысел должен заключаться в желании лица реализовать запрещённые изделия. В случае если умысел не доказан, действия обвиняемого будут квалифицированы как незаконное предпринимательство.

Как субъект выступает физическое лицо либо группа лиц, которые организовали линию сбыта контрафакта.За совершение злодеяния, предусмотренного рассматриваемой нормой права, грозит довольно суровое наказание.

В действующей редакции законодатель предусмотрел следующие виды уголовной ответственности:

  • штраф;
  • штраф в размере заработной платы или иного дохода за определённый период;
  • лишение свободы сроком до 6 лет;
  • принудительные работы.

Кроме того, суд может назначить комбинированное наказание. Размер штрафа, срок заключения и объем принудительных работ колеблются в зависимости от квалификации преступного деяния. В качестве квалифицирующих обстоятельств законодатель выделяет совершение указанного правонарушения организованной группой, а также в особо крупном размере.

Основной проблемой применения рассматриваемой правовой нормы является отсутствие единого мнения относительно объекта преступления. Чаще всего под объектом понимают непосредственно процесс изготовления и оборота продукции, которая маркируется в установленном порядке в ходе предпринимательской деятельности.

Схемы обналичивания денег

Как же именно происходит обналичивание денежных средств и для чего оно необходимо руководству компании? На первый взгляд может показаться, что обналичивание проводится вполне легально, ведь здесь нет мошенничества с заёмными средствами. Директор компании или частный предприниматель имеет полномочия подписывать платежные документы на снятие денег со счета. Однако любая операция через расчетный счет банка впоследствии должна иметь легальное объяснение. Обналичивание преследует цель не снять деньги со счета (это можно сделать, не нарушая закон), а фиктивно увеличить валовые расходы организации.

Проводя операцию по переводу денег за выполнение несуществующих услуг, руководство компании неправомерно занижает размер прибыли своего предприятия. Соответственно, уменьшается налоговая база.

Владелец компании-однодневки, при участии которого и происходит обналичивание денежных средств, получает значительно меньший процент за посредничество в афере, чем та сумма, которую владельцу денег пришлось бы выплатить государству в виде налогов. Кроме того, некоторые схемы обналички позволяют проводить операции без посредника, посредством изготовления фальшивой документации.

Обналичивание происходит по таким схемам:

  • через компании-однодневки;
  • при участии банка;
  • через физических лиц — ИП;
  • используя украденные или фальшивые паспорта физических лиц;
  • используя сертификаты на получение материнского капитала.

Каждая из перечисленных схем имеет характерные отличия. Однако у них имеются и общие черты — фиктивный характер сделки и противоречие законодательству. Чтобы понять процедуру обналички денег с расчетного счета в банке, следует детально рассмотреть наиболее часто используемые схемы.

Незаконное предпринимательство. Особенности привлечения к ответственности

Налоговые и другие контролирующие органы достаточно часто привлекают тех или иных лиц к ответственности за незаконное предпринимательство. Ежего дно выносится множество обвинительных приговоров за это преступление. Однако даже у судов часто возникают вопросы, связанные с его правовой квалификацией. Попробуем разобраться в наиболее важных из них.

Прежде всего обратимся к определению предпринимательской деятельности. По гражданскому законодательству таковой является “самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке” (п. 1 ст. 2 ГК РФ).

Исходя из общего правила “Участниками регулируемых гражданским законодательством отношений (в том числе и предпринимательских. – Авт.) являются граждане и юридические лица” (п. 1 ст. 2 ГК РФ), они и являются субъектами состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ. Возможное участие публично-правовых образований (например, Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований) в данном материале мы рассматривать не будем.

Граждане и юридические лица. Правоспособность

В отличие от юридических лиц, множество граждан неоднородно. Оно состоит из граждан, обладающих:

  • только общей правосубъектностью;
  • как общей, так и специальной правосубъектностью (то есть предпринимателей).

По Гражданскому кодексу РФ “гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица:” (п. 1 ст. 23 ГК РФ). К ней применяются правила, “которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения” (п. 3 ст. 23 ГК РФ).

Кодекс выделяет несколько категорий таких граждан и на этом основании связывает момент приобретения ими специальной правосубъектности с наступлением разных событий:

  • общая категория (предприниматели без образования юридического лица) – “с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя” (п. 1 ст. 23 ГК РФ);
  • специальная категория “глава крестьянского или фермерского хозяйства, осуществляющий деятельность без образования юридического лица” – “с момента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства” (п. 2 ст. 23 ГК РФ).

Правоспособность и дееспособность юридического лица возникают и прекращаются одновременно в момент его создания и в момент внесения записи о его исключении из Единого государственного реестра юридических лиц (п. 3 ст. 49 ГК РФ).

Возникновение у граждан и юридических лиц специальной правосубъектности законодатель связывает с получением специального разрешения (лицензии). По гражданскому законодательству “право: осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение лицензии, возникает с момента получения такой лицензии или в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действия, если иное не установлено законом или иными правовыми актами” (п. 3 ст. 49 ГК РФ).

Отметим, что юридические лица также неоднородны, и согласно ст. 50 ГК РФ они делятся на две большие группы: коммерческие и некоммерческие организации. Критерием подобной классификации служит цель деятельности. Коммерческие организации являются субъектами предпринимательской деятельности. Основная цель их работы – получение прибыли. В то же время некоммерческие организации не являются субъектами предпринимательской деятельности, так как получение прибыли не является их основной целью (п. 1 ст. 50 ГК РФ). Далее мы расскажем о том, как данное обстоятельство проявляет свое позитивное и негативное значение для уголовно-правовой квалификации незаконного предпринимательства.

Объективная и субъективная стороны преступления

Обратимся к определению незаконного предпринимательства, которое дано в ст. 171 УК РФ. Под ним понимается “осуществление предпринимательской деятельности без регистра- ции или с нарушением правил регистрации, а равно представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, либо осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или с нарушением лицензион- ных требований и условий, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере” (ч. 1 ст. 171 УК РФ).

Начать характеризовать данный состав предпочтительнее с объективной стороны. Прежде всего, незаконное предпринимательство – это всегда действие. Оно может быть двух видов:

  • с пороком в регистрации его субъекта;
  • с пороком в специальной правосубъектности его субъекта.

Таким образом, общественную опасность это преступление обретает не вследствие криминальной природы предмета, то есть самого действия (предпринимательской деятельности). Опасность возникает в результате криминально направленного умысла субъекта на совершение действий внешне абсолютно законных, но влекущих незаконное получение доходов.

Поэтому Пленум ВС РФ указал, что “в тех случаях, когда лицо, имея целью извлечение дохода, занимается незаконной деятельностью, ответственность за которую предусмотрена иными статьями УК РФ (например, незаконным изготовлением огнестрельного оружия, боеприпасов, сбытом наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов), содеянное им дополнительной квалификации по статье 171 УК РФ не требует” (п. 18 постановления Пленума ВС РФ от 18.11.2004 N 23, далее – постановление N 23).

С субъективной стороны данное преступление характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

Субъекты преступления

Описав незаконное предпринимательство с объективной и субъективной сторон, вернемся к субъектам данного преступления, а точнее – к проблеме установления их круга. Как отмечалось выше, законодатель для квалификации деяния как незаконного предпринимательства установил два вида порока субъекта:

  • в регистрации, то есть в самом существовании;
  • в возникновении специальной правосубъектности.

Порок в регистрации может выражаться в различных формах. Это может быть как отсутствие регистрации, так и нарушение ее правил.

При этом “осуществление предпринимательской деятельности без регистрации будет иметь место лишь в тех случаях, когда в Едином государственном реестре для юридических лиц и Едином государственном реестре для индивидуальных предпринимателей отсутствует запись о создании такого юридического лица или приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя либо содержится запись о ликвидации юридического лица или прекращении деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя” (п. 3 постановления N 23). Под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации следует понимать “ведение такой деятельности субъек том предпринимательства, которому заведомо было известно, что при регистрации были допущены нарушения, дающие основания для признания регистрации недействительной (например, не были представлены в полном объеме документы, а также данные или иные сведения, необходимые для регистрации, либо она была произведена вопреки имеющимся запретам” (п. 3 постановления N 23).

Гражданский кодекс РФ дважды допускает возможность легально вести предпринимательскую деятельность без регистрации, как для граждан, так и для юридических лиц. Так, в случаях, предусмотренных п. 4 ст. 23 Кодекса, “гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с нарушением требований: (о регистрации. – Авт.) не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не являлся предпринимателем. Суд может применить к таким сделкам правила: (ГК РФ. – Авт.) об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности”.

Следует отметить, что норма ст. 198 УК РФ (в ней речь идет об уклонении от уплаты налогов с физлиц) сформулирована исходя из этого же принципа, то есть последующей легитимации неправомерных действий и применения к возникшим правоотношениям специального режима правового регулирования.

Закрепляя в абз. 1 п. 3 ст. 49 ГК РФ положение об обретении юридическим лицом общей правосубъектности в полном объеме с момента его создания, законодатель допустил возможность существования “люфта”. С момента создания компании до момента ее госрегистрации и внесения записи в ЕГРЮЛ должно пройти минимум пять дней. Таков срок регистрации юрлиц. Указанным исключением нельзя пренебрегать. Незаконное предпринимательство должно быть действительно незаконным. Кроме того, исключения являются специальными нормами – как по отношению к нормам о госрегистрации юридических лиц и ИПБОЮЛ, так и по отношению к нормам уголовного права (например, по отношению к норме, содержащейся в ст. 171 УК РФ).

Есть еще один нюанс: коммерческая деятельность компаний, владеющих имуществом на праве хозяйственного ведения и оперативного управления, а также некоммерческих организаций, которые не распределяют прибыль между участниками, но в ходе своей деятельности ее извлекают с завидным постоянством. По данной проблеме молчат как УК РФ, так и Пленум ВС РФ. Акцент со ссылкой на п. 1 ст. 2 ГК РФ на систематическое получение прибыли от деятельности (п. 1 постановления N 23) не решает этой проблемы. Остается невыясненным, с какого момента начинается “систематичность”, если учесть, что предпринимательская деятельность носит длящийся характер.

Порок в возникновении специальной правосубъектности не вызывает особых вопросов. Процедура выдачи лицензии достаточно формализованна. Лишь в ситуации, когда срок ее действия истек, а лицо продолжает осуществлять лицензионный вид деятельности и спустя некоторое время получает новую лицензию либо продлевает срок действия предыдущей, может возникнуть необходимость в дополнительной квалификации подобного деяния по ст. 159 УК РФ “Мошенничество”.

Весьма оригинально выглядит интерпретация Пленумом ВС РФ юридической квалификации деятельности юридического лица, обладающего специальной правоспособностью и в связи с этим неспособного вести иную деятельность, кроме той, ради которой оно было создано, как деятельности без регистрации либо как деятельности без лицензии (п. 6 постановления N 23). Здесь Пленум противоречит сам себе: п. 6 постановления N 23 противоречит п. 3 этого же постановления, расширяя содержание понятий “деятельность без регистрации” и “деятельность без лицензии”. Представляется, что в данном случае Пленум ВС РФ должен был воспользоваться правом толкования норм права и дать расширительное толкование не этим понятиям, а понятию “незаконное предпринимательство”. Деятельность уже состоявшегося субъекта права и предпринимательскую деятельность вне пределов исключительной компетенции никак нельзя признать деятельностью без регистрации.

Ответственность: уголовная, налоговая, административная

Если лицо ведет предпринимательскую деятельность без регистрации (ст. 171 УК РФ), государство не имеет возможности доподлинно установить размер его доходов – налогооблагаемой базы и исчислить сумму налогов или сборов. Регистра- цию проводит Федеральная налоговая служба РФ (ст. 2 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ). В Налоговом кодексе РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение срока постановки на учет в налоговом органе (ст. 116 НК РФ) и уклонение от такового (ст. 117 НК РФ). Статья 14.1 КоАП РФ, устанавливая административную ответственность за ведение предпринимательской деятельности без госрегистрации или специального разрешения (лицензии), дублирует положения НК РФ (в частности, п. 1 ст. 117 НК РФ).

При этом надо иметь в виду, что в КоАП РФ речь идет об административной ответственности за осуществление предпринимательской деятельности без госрегистрации. Налоговый кодекс РФ предусматривает наступление административной ответственности на более поздней стадии, то есть когда лицо зарегистрировано в качестве организации или индивидуального предпринимателя, но при этом уклоняется от постановки на учет в налоговом органе как субъект налогообложения (налогоплательщик). Этим обстоятельством обусловлено применение различных мер административной ответственности в случае совершения лицом того или иного из указанных выше правонарушений.

При ограничении сферы действия норм административного и уголовного права необходимо иметь в виду, что уголовно-правовая норма (ст. 171 УК РФ) носит материальный характер (материальный состав правонарушения – преступления). Необходимым условием для ее применения является причинение ущерба определенного размера или незаконное извлечение дохода в определенной сумме. Административно-правовая норма носит формальный характер (формальный состав правонарушения) и потому не требует установления факта причинения ущерба. Достаточно лишь формального нарушения правового предписания (п. 13 постановления Пленума ВС РФ от 24.10.2006 N 18).

К сожалению, Президиум ВС РФ оставляет без внимания очень важную для практической деятельности как правоохранительных, так и судебных органов проблему: отграничение сферы действия норм административного, уголовного и гражданского права при осуществлении смешанного правового регулирования одних и тех же правоотношений. В результате вопрос, норму какой отрасли права применять для разрешения конкретного казуса, всякий раз является актуальным и неразрешимым. Поэтому всякий раз он решается по-разному. А мизерная сумма ущерба, установленная в качестве низшей границы для применения нормы уголовного права, с одной стороны, делает ее номинальной, а с другой – дает широкий простор для злоупотреблений, создавая ситуацию, при которой за одни и те же действия одно лицо привлекают к административной, а другое – к уголовной ответственности. Причем за причиненный ущерб в размере 250 000 рублей и 1 копейки это лицо не всегда получает наказание в виде условной меры. Кстати, третье лицо вообще может отделаться легким испугом, получив на руки судебное решение о взыскании с него какой-то суммы.

В теме “незаконное предпринимательство” остается еще один вопрос, который необходимо раскрыть. А именно – о квалификации по ст. 171 и 199 (198) УК РФ. С одной стороны, незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ) является общей нормой по отношению к уклонению от уплаты налогов с организации (ст. 199 УК РФ) или с физического лица (ст. 198 УК РФ). Поэтому при установлении факта уклонения от уплаты налогов и (или) сборов действия лица должны квалифицироваться по ст. 198 или ст. 199 Кодекса во избежание назначения двойного наказания за одно и то же действие.

С другой стороны, содержание нормы, сформулированной в ст. 171 УК РФ, значительно сужает объем понятия “незаконное предпринимательство”. Это не позволяет определять данные составы как общий и специальный по отношению друг к другу, то есть объем одного состава не перекрывается объемом другого. К тому же и субъектный состав правоотношений в этих случаях различается существенно: в случаях уклонения от уплаты налогов и (или) сборов одной из сторон правоотношений выступают фискальные органы, а в случае незаконного предпринимательства – органы управления специальной компетенции, не относящиеся к фискальным, а также фискальный орган при осуществлении государственной регистрации и ведения единого госреестра. Следовательно, при наличии в действиях лица признаков состава преступлений, предусмотренных ст. 171 и 198 (199) УК РФ, их следует квалифицировать по совокупности. Это подтверждает п. 2 постановления N 23, в котором Пленум ВС РФ указывает, как квалифицировать действия физлица, которое приобрело имущество и сдает его в аренду, не уплачивая при этом налоги.

Е.В. Семьянов,
МГКА, кандидат юрид. наук